?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile My Website Previous Previous Next Next
На вопросы пользователей NewTimes.ru отвечает Валерия Новодворская 24 Сентября 2008 16:05 - Португалов Руслан Анатольевич
ruslan_40
На вопросы пользователей NewTimes.ru отвечает Валерия Новодворская 24 Сентября 2008 16:05

newtimes.ru/talkshows/200809181221741287/

  • Олег Дусаев:- Здравствуйте. Вы смотрите информационный портал Newtimes. В студии Олег Дусаев. Сегодня среда, и как обычно Валерия Новодворская здесь и начинает отвечать на ваши вопросы. Здравствуйте, Валерия Ильинична.

    Валерия Новодворская:  - Здравствуйте, Олег. Какая прелесть, наступила очередная среда, а мы еще живы, цветем и пахнем, и «Эхо» теплится и Новая выходит, а что еще нужно бедному российскому интеллигенту, которые в меньшинстве, ну уже, по крайней мере, начиная с образования партии Кадетов, то есть, с 1906-го года. Сколько лет мы в меньшинстве, уже век и два года.

    Олег Дусаев:- Давайте сразу перейдем к вопросам, и пишет Валерий (студент): Валерия Ильинична, Вам не кажется, что Ваше занятие политикой уже больше походит на клоунаду? Вырисовывается четкий принцип: ненавижу Кремль и всё, что с ним связано, не важно, кто там сидит и что они делают.

    Валерия Новодворская:  - Это, дорогой Валерий, не по адресу. Во-первых, я политикой не занимаюсь, если вы в курсе, политика в цивилизованном обществе, это что такое, это выборы, это парламент, это когда человек принимает участие в решениях вырабатываемых властью, когда он может их корректировать. Профессиональный политик обязательно сидит в парламенте или в оппозиции, или в той части, которая поддерживает нынешнее правительство, или собирается сидеть в этом самом парламенте. Политик - это парламентарий, сенатор, конгрессмен, думак. Я не хочу сказать, что наши думаки - политики, они даже не политиканы, это вообще что-то невообразимое, это лакеи. Но где это вы меня видели даже в ельцинское время в парламенте, может меня в правительстве где-то замечали. Когда человек нигде там не находится, власть на его мнение плюет, своих представителей в парламенте он не имеет, он называется диссидентом, Валерий. Каждый порядочный человек в таких обстоятельствах, когда власть не только его не слушает, но и практически всех западников, всех прогрессистов, всех сторонников модернизации и реформ, всех, кто живет в 21-м веке, а не в 16-м, каждый порядочный человек обязан быть диссидентом. Ну еще правозащитник по совместительству. Или вы предлагаете правозащитную деятельность тоже прекратить. Даже в цивилизованных странах, где со свободами все в порядке, в Америке, например, действуют правозащитные организации. Вы думаете они только нами занимаются или Северной Кореей, они собой занимаются, так что Буш бедный еле от них ноги уносит, уже там все перерыли и такое отыскали, о чем и догадаться было сложно. То какие-то тюрьмы ищут ЦРУ на территории Польши мифологические, то на Гуантанамо заглядывают. Заметьте, никто перед ними ворота не закрывает, а наоборот, пускают - ходите, смотрите. Представляете, если в Краснокаменскую колонию к Ходорковскому приехали правозащитники, их бы пустили посмотреть; вот и сравните. Так что, Валерий, скажите, а вы что, помните, когда все, что делалось в Кремле, было хорошо, или вы считаете, например, что у Ельцина недостатков не было. А чеченская война, это как, а Коржаков и Барсуков, это как. Это что, надо было стоять и рукоплескать, от таких сторонников Ельцину бы мало было пользы. Нормальный человек, даже если он поддерживает данного президента, он ему помогает избежать ошибок, тем более, таких «ошибок», которые граничат с преступлениями, как чеченская война. Ельцин потом очень убивался, что вообще это дело начал. Значит, если бы мы говорили с ним громче и решительнее, может быть, это бы и не случилось. Так что сам нам же пенял, что мы его вовремя не остановили. Поэтому, Валерий, не знаю, как насчет клоунады, непонятно, клоунадой занимается Жириновский, по-моему, а нам не до смеха.

    Олег Дусаев:- Артем Чапаев спрашивает: Уважаемая Валерия Ильинична! В прошлой передаче Вы упомянули Кирилла Серебренникова , как нерукоподатного. Мне очень важно знать , что именно он сделал, дабы заслужить этот прискорбный статус, потому что в новостях я ничего не нашел о его гражданских поступках и пристрастиях, а его спектакли (в частности "Господа Головлевы" и "Лес") мне показались довольно жесткими по отношению к современной действительности. Я всегда стараюсь прислушиваться к Вашему мнению по вопросу порядочности или непорядочности того или иного деятеля, поэтому, пожалуйста, просветите меня относительно Серебренникова.

    Валерия Новодворская:  - Дорогой друг, я тоже смотрела спектакли Серебренникова и видела его фильмы, и они, по-моему, отменные. «Лес», это вообще шедевр, и фильм «Изображая жертву», это тоже явление в кинематографе. Я вас вовсе не призываю не смотреть Кирилла Серебренникова и ему объявить бойкот, просто можно смотреть, но не подавать руки. Я не уверена, что сошлась бы со многими великими деятелями культуры, некоторые из них имели профашистские убеждения. Он, Кирилл Серебренников, высказал свою позицию в передаче «Эха», его приглашали туда в разгар российско-грузинской войны, и он был там в паре с Владимиром Сорокиным, безупречно порядочным человеком, который не только хорошо пишет, но еще и правильно обо всем думает, имеет правильное представление, и его как раз выставили оппонентом. И он поддерживал и войну, и Путина, это было не очень прилично. Поэтому я вам только предлагаю не подавать ему руки, но едва ли у вас будет возможность пожимать руку Кириллу Серебренникову, он не будет спускаться в зал и пожимать руки всем зрителям подряд, так что спокойно смотрите его спектакли. А вот я могу с ним встретиться и надеюсь, он огорчится, когда я ему не подам руки.

    Олег Дусаев:- Вадим (Программист из Москвы): Считаете ли Вы возможным и необходимым участие православной церкви в правозащитной работе? Вопрос не о возможности и готовности церкви к такой работе в данный момент, а в гипотетической аполитичности, которую неминуемо придется церкви отринуть. Что, по Вашему мнению, здесь важнее для церкви - стараться быть вне политики - "всем для всех" или открытие дополнительного правозащитного фронта, с риском стать недоступной для людей, возможно наиболее нуждающихся в простом нравственном поучении?

    Валерия Новодворская:  - Вы знаете, я не вижу здесь никакого противоречия. Простое нравственное поучение, это, как раз, некий учебник для простого человека, где добро, где зло, и как различать все это. Как говорится, христиане сатане не подданные, это один епископ сказал православной церкви в 30-е годы в иммиграции, когда благословлял христиан сражаться с большевиками. Нет мира между богом и сатаной, но здесь не об этом идет речь, здесь идет речь о традиционном праве и обязанности православной церкви, которое так и называлось - «право печалования», право заступаться за униженных и оскорбленных, за заключенных, за убогих, за калечных. Конечно, церковь должна выступать против жестокости, и никакого политического вопроса здесь нет, потому что здесь должна быть чисто правозащитная позиция. Лимоновцы, скажем, мои враги, но я буду решительно против того, чтобы этих лимоновцев били, калечили на маршах несогласия, чтобы за захват пустого помещения и надругательством над креслом господина Зурабова или над путинским портретом, им давали по шесть лет лагерей. А что касается демократов, так и подавно, таких вот как Ходорковский, разве то, как с ним обращаются в заключение, оно допустимо, с точки зрения христианства. То есть, христианин должен от жестокости ограждать всех, и никто не препятствует христианину ориентироваться на декларацию прав человека и пакт о гражданских и политических правах, потому что Христос говорил то же самое и в Нагорной проповеди, если перевести на политический язык, как раз эти документы и выйдут. Православная церковь у нас не только не занимается правозащитной деятельностью, а она пытается наплодить новых политзаключенных, узников совести. В прошлый раз чуть не посадили Юрия Самодурова за организацию художественной выставки, а сейчас пытаются посадить Андрея Ерофеева, искусствоведа. И Юрий Самодуров остался без работы, потому что спонсоры Сахаровского музея так переживали по поводу этой второй выставки, абсолютно безобидной, что он сам подал заявление по собственному желанию, чтобы не влиять в дальнейшем на судьбу музея, потому что ему сказали: друг милый, из-за тебя вообще закроют Сахаровский центр и музей. И он почел за благо уйти. Конечно, я не одобряю в этом спонсоров и учредителей Сахаровского центра, они должны были не принять это заявление об отставке, потому что Юрий Самодуров выполнял как раз заветы Андрея Дмитриевича. Андрей Дмитриевич был, безусловно, за свободу искусства и против клерикальной цензуры. Какие это к черту христиане, которые врываются в музей и выставки просто-напросто уродуют, и подают в суд на организаторов, хотя там ничего оскорбительного для религии не было. Если бог не дал ума понять, что хотели сказать художники, надо пойти и спросить у знающих людей, а не на уровне полной безграмотности. Погромщики ведь пришли не сами по себе, без решения руководства РПЦ они бы никуда не пошли. А руководство РПЦ, если бы оно не было в этом повинно, оно должно было бы остановить верующих и сказать, что вас не тому учил Христос, вам не нравится эта выставка, не ходите, но не делайте нас ни палачами, ни держимордами, ни инквизиторами. А сейчас роль православной церкви, извините, это лакеи власти, такой вот идеологический отдел ЦК партии «ЕР», и роль святейшей инквизиции.

    Олег Дусаев:- То есть, роль не должна идти о правозащитной работе, я возвращаюсь к вопросу?

    Валерия Новодворская:  - Это антиправозащитная работа, они, можно сказать, все уже работают по линии ФСБ, а это совсем не роль церкви. Церковь должна уменьшать человеческие страдания, а не увеличивать их. Они бы лучше занялись вопросом о положение инвалидов в РФ. Поэтому церковь должна заниматься тем, чем занимаются христианские церкви во всем мире, чем занимаются католики, чем занимаются протестанты, они как раз и занимаются правозащитной деятельностью, и у них нет никаких разногласий ни с Freedom House, ни с Amnesty International; наша только РПЦ занимает не делом, как и все государство.

    Олег Дусаев:- Максим (студент): Здравствуйте, Валерия Ильинична! Хотелось бы узнать ваше мнение о Борисе Березовском - как об одном из тех, кто пытался и пытается построить демократию в России, как о бизнесмене и как о человеке. Ваше независимое мнение особенно ценно и интересно на фоне официальной пропаганды и множества слухов о нём! Заранее благодарю за ответ!

    Валерия Новодворская:  - Дорогой друг, я знаю Бориса Березовского не по слухам, а лично, и могу вам сказать, что вас с самого начала кто-то ввел в заблуждение: не строил он никакую демократию в России, потому что когда он владел Первым каналом, это был его канал, на этом канале выступал Невзоров с совершенно чудовищными заявлениями по поводу чеченской войны. О чем думал Борис Березовский, когда выпускал Невзорова на свой канал. Вы хотите сказать, что он так демократию строил. Я могу вам сказать, что когда Борис Березовский купил Огонек, в начале первой чеченской войны, вот на этом вся демократия и кончилась. Полностью изменился облик журнала, мне было сказано, что печатать меня не будут, но будут платить деньги, при этом запретят печататься в других изданиях, то есть, это была попытка купить мое молчание, только бы никто не выступал против чеченской войны. А дальше из Огонька ушли все журналисты приличные в Новое время, потому что работать там стало невозможно. И Огонек, тот перестроечный Огонек, который люди читали, который выходил миллионным тиражом, перестал существовать, его перестали выписывать, потому что это стал обыкновенный пошлый журнал для домашнего чтения, вроде «Работницы», это так он строил демократию. И особенно было интересно строительство демократии, когда он инициировал письмо 12-ти, чтобы Ельцин не проводил выборы, а договорился с коммунистами. Я лично спросила у Бориса Березовского, как у него язык повернулся призвать Ельцина с коммунистами договариваться. А тот мне сказал при свидетелях, что коммунисты все равно придут к власти, чем скорее они начнут, тем скорее кончат. Интересно, чем бы они кончили с Березовским, если бы к власти пришли, он не умеет загадывать даже на два шага - это был тоже шикарный акт по строительству демократии? И уж, конечно, венцом всего было то, что они с Гусинским, по сути дела, заставили Ельцина убрать правительство реформаторов из-за того, что им не достался на аукционе какой-то несчастный Связьинвест; жадность фраера сгубила, все было мало. Единственная заслуга Березовского перед демократией, это то, что он не пустил к власти Примакова, это действительно была страшная фигура, но при этом он ничего лучшего не нашел, как в качестве преемника представить Путина. Надо все-таки хоть что-то предвидеть, если берешься за такие дела. Как он мне потом объяснял, у него не было времени, он думал, что Путин - молодой демократ, что он не сталинист. Надо было не думать, а проверить, прежде чем совать его в преемники. Дальше он сам вылетел из страны, а мы-то здесь остались. Ему хорошо, он там не бедствует, я видела как он живет. Но, простите, а нам-то что делать, несчастным россиянам, мы остались с Путиным. После чего он стал выяснять с Путиным отношения, срочно возлюбил демократию, объявил себя политическим изгнанником и жертвой. И на этом его подвиги не окончились, потому что, когда возникла «Либеральная Россия» Сергея Юшенкова, он и здесь успел нагадить нашей демократии, потому что он, по сути дела, уничтожил «Либеральную Россию», когда потребовал, чтобы мы скооперировались с коммунистами и с фашистами, и вообще со всеми, кто готов выступать против Путина. А мало ли кто готов, если Бен Ладена спросить, может и он против Путина выступит. Когда отказались, он стал уничтожать «Либеральную Россию», переманил всех, кому были нужны деньги, на свою сторону, дал ФСБ повод и предлог убрать Сергея Юшенкова. И после чего стал всем звонить и соболезновать по случаю смерти Сергея. То есть, если бы не он, если бы не раскол в «Либеральной России», то Сергей Юшенков сейчас был бы жив, и «Либеральная Россия» существовала. Извините, я вам послужной список привела. То, что человек говорит, что он враг Путина, не означает, что он друг демократии, ему на все начхать, он заботится только о своих интересах. Этот человек - лицедей законченный, я ему тоже поверила и верила целых шесть месяцев, пока он не потребовал, чтобы мы связались с фашистами и коммунистами. И Сергей ему тоже на свое несчастье поверил. Но мы быстро разуверились, когда увидели на что он способен и больше ему, по-моему, никто и никогда не поверит. Вы последний, кто говорит, что он демократ. Не верьте ни одному его слову, потому что это грязный человек, это подонок, и то, что у него с Путиным личные споры, они, в общем-то, совершенно одинаковые, просто один оказался вверху, второй оказался под колесом. Я думаю, мы как-нибудь без него обойдемся в нашей освободительной борьбе, не надо связывать себя с такими грязными именами.

    Олег Дусаев:- Григорий (человек мыслящий): Уважаемая Валерия Ильинична, добрый день! Может быть наша земля не способна дать жизнь истинной демократии?

    Валерия Новодворская:  - Ну знаете, Григорий, многие мыслили в этом ключе и высказывались соответственно. В принципе, на этом сошлись все историки, начиная с Ключевского и кончая западными источниками, и то же самое и Чаадаев сказал. Пока не получается, не удерживается на нашей земле демократия, на то очень много исторических причин. Прочитайте хотя бы мои лекции по философии истории России, там все это очень сжато изложено, плоды мыслей многих, кто этим занимался и мои, в том числе, называется «Наш Карфаген обязан быть разрушен», имеется на сайте «Демократического Союза».

    Олег Дусаев:- Влад (юрист): Что вы думаете о Владимире Соловьёве? Не кажется ли вам, что из интересного и разнопланового ведущего он превратился в совершенно чахлый язык Кремля и его обитателей?

    Валерия Новодворская:- Ну да, превратился, унизил себя до того, что пошел в Лужники медведей поддерживать. А что они сделали в ответ, они закрыли его воскресный эфир, после чего Владимир Соловьев выступил в несвойственной ему роли диссидента, написал в Интернете замечательное письмо по поводу чекистской своры, чекистской сволочи, описал красочно русско-грузинскую войну, что за пять дней страну довели до ручки. Я думаю, его эфиру «К барьеру» не долго жить, поэтому он меня туда и позвал. Просто на этой неделе тема про красный террор, сталинизм и памятник Дзержинскому слетела ради темы об ООН, более актуальной, поскольку идет ассамблея, но на следующей неделе, я думаю, вы меня в этом эфире увидите. Так что кажется Владимир Соловьев понял, что пресмыкаться перед Кремлем не имеет смысла, что все равно не отсидишься, не уцелеешь; многие сторонники Сталина пламенные это поняли в лагерях.

    Олег Дусаев:- Матвей Родзинский (добрый человек): Уважаемая Валерия Ильинична! Весьма прибыльная профессия - борец с тоталитарными и авторитарными режимами. Дело нехитрое: привычные ярлыки, непритязательные идеологические клише, выставленная напоказ личина страдальца, правдолюба и героя. Чем больше ненависти к своей родине, тем больше льстивых заявлений по отношению к Западу. Скажите, вы действительно верите в свою абсолютную правоту по любому вопросу относительно защиты прав и свобод в России и в мире, или все-таки у Вас есть элемент самокритики?

    Валерия Новодворская:- Вообще любопытное заявление от доброго человека. Так вот, Запад мне никогда ничем не платил за льстивые заявления в его адрес. Вы что, тоже верите в убогое правительственное вранье, что все правозащитники и диссиденты всегда находились на содержании у ЦРУ. Я вам могу сказать кто давал деньги правозащитникам при советской власти - вот только Александр Исаевич Солженицын, который создал Русский Фонд помощи политзаключенным, да и то, только политзаключенным, а те, кто был на свободе, не получал ничего, кормился чем бог пошлет, кто в котельных, кто в других местах. А уж потом и подавно, если дают гранты, простите, их дают не за политическую деятельность, если будет хоть грамм политической деятельности, вы никакого гранта не получите. Поэтому перестала выходить Экспресс-хроника, ей не дали гранта из-за политической позиции однозначной демократической главного редактора Александра Подробиника. Поэтому журнал Новое время, предшественник New Times скончался от бескормицы, потому что Сорос не дал ему денег из-за политической направленности журнала. Там за этим очень строго, никто не даст ни гроша на политическую деятельность. Правозащитные гранты для тех, кто вне политики. А моя непогрешимость, которая вас так волнует, вы знаете, я очень много лет этим занимаюсь, и если вы имеете в виду нашу собственную страну, то здесь я скорее недосаливаю, чем пересаливаю. Здесь все, что не скажи про то, что у нас делается, здесь трудно перегнуть палку, здесь можно её только недогнуть, особенно после грузинской войны, после чеченской войны; вы что, шутите. А что касается ситуации в мире, то это не очень моя профессия, но относительно ситуации в Китае там, в Бирме, во Вьетнаме, вот в странах тоталитарных я абсолютно не ошибаюсь. А заниматься какой-то коррекцией вариантов в демократических странах, то там свои структуры есть. Нам не до того, у нас своих забот полон рот.

    Олег Дусаев:- Дмитрий (просто ЧЕЛОВЕК): Валерия... Хочу поинтересоваться. Сколько персонально Вам выплачивается из гранта, выделяемого на поддержание правозащитных организаций в России (24 млн. USD, если не ошибаюсь). Всегда было интересно узнать... СКОЛЬКО НАДО ЗАПЛАТИТЬ ЧЕЛОВЕКУ, ЧТОБЫ ОН ПОЛИВАЛ ГРЯЗЬЮ СОБСТВЕННУЮ СТРАНУ?

    Валерия Новодворская:- Вот прямо сон в руку, 24 миллиона - неплохая сумма, где бы нам на неё посмотреть, а то мы никогда не видели, вы нам её покажите, мы хотя бы посмотрим. Только что ответила на вопрос о грантах и обо всем остальном.

    Олег Дусаев:- Дмитрий (программист из США): Кого бы Вы сейчас назвали духовным лидером или моральным авторитетом страны (если, конечно, такие имеются)?

    Валерия Новодворская:- Имеются, имеются. Я думаю, что моральным авторитетом является Сергей Адамович Ковалев, моральным авторитетом является, ну, суммарное правозащитное движение - Хельсинкская группа, моральным авторитетом являются чистые люди из политики, которые себя ничем не запятнали, которые выброшены были за это из политики. Ну вот совершенно безупречен Константин Боровой, которого за это выбросили из политики и из бизнеса, и моральным авторитетом являются такие блестящие журналисты и художники одновременно - барды, как Нателла Балтянская, наследница Галича. Моральным авторитетом являются писатели, которые не изменили своему предназначению, такие как Борис Стругацкий, безусловно, деятели искусств, такие как Гафт, как Лев Дуров, как Олег Басилашвили, Лия Ахеджакова, которые никогда не изменяли идеям демократии, которые никогда не трусили и не боялись, не склонялись ни перед какой властью. Я думаю, у нас немало таких имен.

    Олег Дусаев:- Дмитрий: Валерия Ильинична, прокомментируйте пожалуйста назначение А. Чубайса на должность директора госкорпорации по нанотехнологиям?

    Валерия Новодворская:- Мне кажется, что Анатолий Чубайс напрасно в это влезает. Я могу еще понять, что он занимался энергетикой, без этого Россия замерзнет и потемнеет сильно, потому что ни света не будет, ни тепла; как считает Чубайс справедливо, что демократия едва ли воссияет в этой ситуации. И, может быть, он пожертвовал своей честью, чтобы в России было тепло и были какие-то лампочки. А уж нанотехнологии точно никому не нужны в настоящий момент, и я думаю, что лучше было бы ему заняться каким-нибудь частным бизнесом или устроиться на работу в какую-нибудь заграничную корпорацию, потому что сейчас это уже точно от лукавого - нанотехнологии. Да, их можно развивать, но он сам же недавно в своих экономических записках нам обещал, что к 2010-му году, просто если так дальше пойдет, будут так хозяйничать господа чекисты (это уже мое добавление), но остальное сказал он сам, что нам придется расселять города миллионники, потому что нечем будет их отапливать и освещать, что у нас газ кончится, что будет полная экономическая катастрофа, что продаем слишком много газа и не делаем новых разработок. Если это так, зачем тогда заниматься такими финтифлюшками, как нанотехнологии, если вообще экономика вся сворачивается в трубочку и засовывается чекистами за пазуху. Ну что, только ради заработка. Нельзя заработать такому классному специалисту другим способом, работая на иностранную фирму, и продолжить врать ради нанотехнологий. Я считаю, что он это сделал совершенно зря.

    Олег Дусаев:- Сергей Василиев (Москва, исследователь): Многие люди напоминают лицом и повадками животных ( без обиды ). На кого похожи Вы, на Ваш взгляд, внешне и внутренне, а также видные персонажи российской политики? На мой взгляд, один из политиков здорово напоминает крысу, по крайней мере внешне, а уж крысятничает ли или нет, узнаем не скоро.

    Валерия Новодворская:- Так, я уж не знаю, кого вы имеете в виду, если Путина, то его рисовали вот в таком виде, но мне кажется, что крыса довольно безобидное животное, доедает остатки, в общем, санитар такой леса. Мне кажется, что крыса ни вторую чеченскую войну бы не начала, ни на Грузию бы не напала. Мне кажется, что здесь скорее тигр Шерхан уместен, ну а шакалов Табаки при нем всегда много. А демократы видимо в роли Маугли, только у нас нет никакого шанса справиться с этим Шерханом. Я себя никогда не рассматривала в этом ключе. Не знаю, мне говорили, что внешне я напоминая то ли суслика, то ли морскую свинку, то ли тапира, что-то среднее такое, добродушное. Ну демократы, они все достаточно добродушные, мы не хищные животные, иначе не были бы демократами.

    Олег Дусаев:- Константин (Москва, машинист): Скажу вам честно, уважаемая Валерия, по-моему, не так страшно,что Россия возвращается хотя бы частично в советское прошлое. Как нам было там хорошо, без виз со своей семьёй ездил отдыхать в Грузию и страны Балтии, смотрели хорошие фильмы, было мало преступности на улицах, за детей можно было не волноваться, поездка в метро стоила 5 копеек, а не как сейчас, астрономические 19 рублей - это во сколько же раз. Хотите возразить, дело ваше.

    Валерия Новодворская:- Вы знаете, на такие глупости возражать трудно. Ваши дети подвергались гораздо большей опасности. Да, положим, на улице опасности было меньше, а, может быть, говорили о ней меньше, потому что информации никакой не было. Да, ваш ребенок вырос, его отняли, и он погиб в Афганистане, вас бы это очень устроило. И ведь жаловаться было некуда, никакого Комитета солдатских матерей, даже открыто хоронить запрещали, никакой альтернативной службы не было и ни на какую Конституции сослаться было нельзя. Поездка в метро стоила пять копеек, но я что-то не замечала, чтобы граждане СССР лопались от жира, зарплата была другая, сейчас у кого-нибудь есть зарплата 120 рублей, ну и соответственно поездка в метро стоила пять копеек. А мясо на рынке вы могли покупать, а ведь в магазинах его не было, особенно в провинции. Сколько можно переливать из пустого в порожнее и доказывать, что в СССР хорошо жилось, если вы были партноменклатурой. Вам хорошо жилось, но не все же были партноменклатурой и не все сидели в закрытых городах с номерами-Челябинск 200, Красноярск-6, где не разрешали выходить никуда, но кормили более или менее. Вы могли в Грузии отдыхать без визы, а кто вам сейчас мешает в Израиле отдыхать без визы или в Турции вам отдыхать не нравится, или на Кипре, да люди давно уже там отдыхают. А кто вам в Крым мешает поехать. В Грузии вы хотите отдыхать, не надо тогда было отнимать у Грузии Абхазию.

    Олег Дусаев:- Анатолий (инженер): Скажите, почему наши национальные лидеры постоянно вворачивают крепкие и забористо-образные словечки, типа кошмарить, мочить, выковыривать из носа, наложить в штаны и т.д.. Они думают, что таким образом становятся ближе к простому народу?

    Валерия Новодворская:- Я думаю, что они пересмотрели советские боевики, типа «Место встречи изменить нельзя». Вот когда сопрезидент Медведев выступал в Валдайском клубе, у меня было такое ощущение, что он себя чувствует не президентом довольно-таки большой страны, а членом банды «Черная кошка», потому что когда называешь соседнего президента Саакашвили Бобиком, то сами понимаете, откуда черпаешь свой словарный запас. Путину может такое преподавали в ВШК, я там не училась, я не видела учебный план, но мне кажется, что подобный язык скорее присущ не следователю, а преступнику, который сидит по другую сторону стола. Очевидно, они считают, что наша страна населена или блатными, или просто преступниками, и стараются найти с нами общий язык. Если это вам не нравится, пожалуйста, звоните Путину и говорите, что вы понимаете нормальный русский язык, и Медведеву тоже.

    Олег Дусаев:- Нелли (преподаватель): Насколько важно для вас понятие "внутренняя цензура". Имею в виду не пресловутое "держать язык за зубами", а говорить взвешенно и максимально объективно, не стараясь провоцировать собеседника

    Валерия Новодворская:- Вы знаете, моими собеседниками, как правило, бывают довольно приличные люди, пока у меня не было возможности в ступить в личный контакт с чекистами с Лубянки или из Кремля. Поэтому мне непонятно, почему вы обыкновенную вежливость и воспитанность называете внутренней цензурой. Внутренняя цезура, это совсем другое, внутренняя цензура, это то, что с нашей прессой случилось. Не нужно внешней цензуры, благо она запрещена Конституцией, не нужно, люди сами побоятся сказать что-нибудь о власти, сами запретят своим сотрудникам это делать, сами все вылижут, сами все откорректируют - вот как журналиста выгнали из газеты «Газета» за то, что он написал историческую статью, где раскрыл корни то ли осетино-грузинского конфликта, то ли российско-грузинского конфликта. Вот никто ведь не приказывал, кто владельцу это приказывал, он даже не стал ждать никакого приказа, он просто от страха сам все то сделал; вот что такое внутренняя цензура.

    Олег Дусаев:- Из г.Березники друг С. Божкова (Вы помните стихи из "Красного квадрата" о свободе?): Почему россияне так легко зомбируются телевидением?

    Валерия Новодворская:- А, друг поэта Станислава Божкова, бывшего члена «ДС», очень перспективный был поэт. И многие российские признанные поэты считали, что это дарование, хотя и самоучка, но да, у него, безусловно, есть талант. Насчет зомбирования телевидением. Мне это самой непонятно, мне кажется, что здесь должно действовать это правило: что если ты слышишь такую оголтелую ложь, то ты должен действовать от противного, то есть, если тебе изо всех сил льют в уши, что голосуй за Путина, голосуй за Путина, вот достаточно это увидеть, чтобы голосовать против. Ну очевидно наши соотечественники, те, которые не читали Станислава Божкова и не могут понять о чем он писал, они по природе своей лишены критического мышления. Жизнь в СССР их напрочь лишила критического мышления и независимого взгляда на вещи, поэтому они верят первому встречному. Вот что им сказали из ящика, то они и делают. Хорошо им не сказали - отрезать себе нос, а то и нос бы отрезали.

    Олег Дусаев:- Андрей пишет: Уважаемая Валерия Ильинична, в свете последних событий (война с Грузией) становиться понятно, что Лукашенко боится за свою жизнь и не хочет больше близиться с Россией. Как вы думаете, президент Белоруссии сделает всё возможное, чтобы сблизиться с Европой и вступить в ЕС? И ещё вопрос: как вы относитесь к личности Юзефа Пилсуцкого?

    Валерия Новодворская:- Вы знаете, Лукашенко хитер, он не просто колхозный маньяк, он оказался хитрее Путина. Он понял, что если дальше он будет играть только на понижение, то есть, будет кооперироваться с Россией, то где гарантия, что в один прекрасный день танки не войдут на территорию Белоруссии, а он не окажется на том свете, потому что поделят Беларусь на четыре губернии и распилят между собой. Он понял, что опасно иметь дело с таким безумным союзником, каким является путинская Россия, и стал играть на повышение. Кто мог ожидать, что он выпустит всех политзаключенных. Он говорит, что выборы честные проведет, пустил бы на них и наблюдателей, если бы они захотели; и вроде бы уже захотели. То есть, кажется на этот раз он подделывать результаты не будет. Ну у него 60% поддержки есть, в принципе, это хватит, чтобы еще раз пройти. Не знаю, что он запоет, когда окажется, что выигрывает оппозиция, но он уверен, что оппозиция проиграет и честные выборы. И оппозиция настолько не едина, что это действительно может произойти. Дай бог, им, конечно, выиграть. В ЕС, ну в ЕС ему надо подождать идти, потому что никто не забыл, чем он занимался, и на западника он не очень похож. И то, что он играет сразу на двух шахматных досках, и что у него двойные стандарты, и что он и Россию ублажает и Запад, это слишком заметно. Я думаю, что такую двойную игру Европа не примет, Европа потребует, чтобы он выбирал - или он идет в Европу, покаявшись за прежнее и дав возможность новому человеку занять президентский дворец. Потому что он что думает, что он пойдет в Европу вот так, став вечным президентом, и рассматривая Беларусь как свою вотчину; там такого не потерпят. Или он тогда лакей Москвы, и будет себя вести как её прихвостень. Одно их двух, ему придется выбирать между Западом и Москвой. Так что, я думаю, что злопамятные белорусские демократы ему ничего не забудут. Я думаю, минимум, что он должен будет сделать - это уйти в отставку и сказать, что вот Беларусь идет в Европу, а я смирненько себе здесь на пасеке посижу, буду мед добывать. Относительно Пилсуцкого. Понимаете, я не очень люблю людей этого склада, я не очень люблю традиционалистов, но Пилсуцкий выполнил свое предназначение, он защитил Польшу, он создавал польскую армию. Польша дольше других противилась гитлеровскому нашествию, Польша разбила Красную армию в 20-м году. Ну, мне кажется, что он был немножко антисемит, потому что когда немцы оккупировали Польшу и создали гетто, многие евреи шли туда с радостью, надеясь, что немцы их от поляков защитят. Я думаю, то время, когда нужны были лидеры этого типа, для Польши в прошлом.

    Олег Дусаев:- Спасибо большое, Валерия Ильинична.

Leave a comment